Как быть ветеранам забытой войны?

С 2006 по 2010 год я возглавлял краевое отделение Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство», был заместителем председателя краевой межведомственной комиссии администрации Краснодарского края по военно-патриотическому воспитанию допризывной молодёжи. Но речь сейчас не лично обо мне, а о 23 тысячах участников вооружённого конфликта в Республике Таджикистан в 1992–1997 годах, которые никак не могут пробить бюрократическую стену непонимания...

 

7 ноября 2011 года Президент РФ подписал Федеральный закон № 307-ФЗ, в котором «выполнение обязанностей военной службы в условиях вооружённого конфликта на территории Республики Таджикистан» названо «боевыми действиями». Военнослужащие, выполнявшие обязанности военной службы в условиях вооружённого конфликта на территории Республики Таджикистан в 1992–1997 годах, начали обращаться за оформлением удостоверений ветерана боевых действий в комиссии военных округов, управлений Пограничной службы ФСБ России и управлений ФСБ. В ответ должностные лица этих структур стали требовать от военнослужащих документы, подтверждающие их участие в боевых действиях. Но выяснилось, что де-юре военнослужащие России на территории Республики Таджикистан не воевали и официальных сведений об их участии в боевых действиях ни в директивах, ни в приказах, ни в личных делах, ни в архивах найти невозможно...

 
В те годы (вероятнее всего, в силу политических обстоятельств) во всех имеющихся в архивах документах войсковых частей, как и в личных делах военнослужащих, было записано: «Выполнял задачи в зоне чрезвычайного положения и вооружённого конфликта в Республике Таджикистан, имеет право на исчисление выслуги лет один месяц за три месяца». 

Я в 1992–1994 годах принимал непосредственное участие в боевых действиях, в том числе в боевой операции по освобождению 7.000 русскоязычных заложников в городе Рогуне. Об этом имеется запись только в историческом формуляре полка. У меня два минно-взрывных ранения, я награждён орденом «За личное мужество». Но Центральный архив Минобороны РФ подтвердить факт моего участия в боевых действиях не может, так как у них нет ни исторического формуляра полка, ни сведений о полученных мною ранениях, ни наградного материала (он имеет гриф «Секретно»).


В соответствии с действующими приказами министра обороны РФ от 2 ноября 2009 года № 1177 «О порядке выдачи удостоверений ветерана боевых действий в Вооружённых Силах Российской Федерации» и руководства ФСБ РФ от 4 декабря 2008 года № 588 «Об утверждении Инструкции об организации в органах Федеральной службы безопасности работы по оформлению, выдаче и учёту удостоверений ветерана боевых действий, их дубликатов и дубликатов свидетельств (удостоверений) о праве на льготы, образцы которых утверждены до 1 января 1992 г.» право получения удостоверения ветерана боевых действий приобретают только лица, получившие ранения, контузии, увечья или награждённые государственными наградами. Но это несправедливо по отношению к остальным участникам боевых действий, которые не смогут подтвердить своего участия в них из-за отсутствия соответствующих документов, в которых содержатся должность, воинское звание, фамилия, имя и отчество непосредственно участвовавшего в боевых действиях.

 
Вероятнее всего, военнослужащие, получившие ранения, контузии, государственные награды, смогут получить удостоверения ветеранов боевых действий, но это не более тысячи человек. А как быть остальным 22 тысячам?


Возникает вопрос: я что, группировку более чем в 2.500 боевиков с восемью подчинёнными уничтожал, чтобы освободить заложников в городе Рогуне? Значит, если мои подчинённые не получили ни ранений, ни контузий, не удостоились государственных наград, то они и не воевали? Или, как сказано в соответствующем приказе, «не принимали непосредственного участия в боевых действиях»? 


Между тем наши законодатели рассматривали вопрос придания статуса ветеранов боевых действий ВСЕМ участникам вооружённого конфликта в Республике Таджикистан, установления ВСЕМ им правовых гарантий социальной защиты в целях создания условий, обеспечивающих им достойную жизнь, активную деятельность, почёт и уважение в обществе. Разве не так?


28 апреля 2012 года на сайте Минобороны РФ появился проект изменений в соответствующий приказ министра обороны России. Но там опять надо доказывать, что конкретный военнослужащий принимал непосредственное участие в боевых действиях, или имеет ранения, контузии в период ведения боевых действий, или награждён государственной наградой... 


На сегодняшний день лишь единицам из тех, кто находился в своё время в зоне вооружённого конфликта в Таджикистане, выданы удостоверения ветеранов боевых действий. Большинство же обращений вообще не рассмотрено, хотя с момента вступления в силу соответствующего федерального закона прошло уже более семи месяцев. Люди не понимают, почему они должны кому-то что-то доказывать. Почему в данном случае существуют двойные стандарты. Ведь, скажем, от тех, кто принимал участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе, не требовали никаких дополнительных документов. Достаточно было командировочного предписания с отметками, чтобы подтвердить факт нахождения в зоне вооружённого конфликта. 
А мы, получается, из другого теста? И с нами тогда ничего не могло случиться?..

Полковник запаса 
Иван АНДРЕЕВ.
Краснодар.
E-mail: andrpolk@mail.ru
Фото из личного архива 
И.Н. Андреева.

 

От редакции
Это не первое письмо ветеранов Таджикистана на тему предоставления им законных льгот. 27 июня этого года на полосе «Право» мы опубликовали похожее послание гвардии подполковника запаса Андрея Михайлова под заголовком «Какие ещё нужны доказательства?» Но воз, как говорится, и ныне там. В любом случае тему эту мы не оставим. Присылайте на электронный адрес VladimirMok@redstar.ru всё, что вам хотелось бы сказать по этому поводу.

 

Из комментариев на сайте газеты "КРАСНАЯ ЗВЕЗДА":

Виктор Николаевич КРЮКОВ:


Из ответа прокуратуры ЦВО :«поступило 506 заявлений о выдаче удостоверения ветерана боевых действий. Из них рассмотрено – 437. Решение о выдаче удостоверения ветерана боевых действий Комиссией ЦВО принято по 10 заявлениям, отказано – 427. Решение об отказе принято в связи с отсутствием документов, подтверждающих фактическое участие граждан в боевых действиях в 1992- 1997 гг. в условиях чрезвычайного положения и при вооруженном конфликте.»(полный текст на сайте fondedinstvo,ru)

Таким образом успешное выполнение задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженном конфликте в республике Таджикистан обеспечили 10 человек из 437, а с учетом процента нерассмотренных( 506-437= 69; 437 – 100%, 10 – Х%, Х=10х100/437=2-3чел.) – 12-13 человек. А остальные 493 – «примазавшиеся»? И поэтому не достойны признания участниками боевых действий?
По всей вероятности аналогичная картина и в других округах. Т.е. все боевые задачи выполнили 40-50 чел. 
Один только взгляд на приведенные цифры говорит о том, что не все в порядке с выдачей удостоверений. Ущемляются права абсолютного большинства личного состава, выполнявшего задачи с риском для жизни в условиях вооруженного конфликта в Республике Таджикистан.
Но у прокуратуры своя логика. Они говорят «спасибо Панкову и Горемыкину за их инструкции и разъяснения, а то и эти несколько десятков не увидели бы удостоверений. 
Если принятый закон ущемляет права большого количества граждан, то кто должен в нашей стране встать на их защиту и инициировать исправление сложившегося положения, у кого достанет мужества и деловых качеств взять на себя исправление этой вопиющей несправедливости? 
Р.S. Все эти трудности создавались под руководством господина Панкова.

Николай ШРАМКО:

 

На всех уровнях власти заявляют о необходимости соблюдать закон. В средствах массовой информации сетуют на то, что законы не выполняются.
А давайте посмотрим на то, как эти законы готовятся и как принимаются.
Автором ФЗ-307, как выясняется - злополучного закона, является Правительство Российской Федерации. Но не сам ведь тогдашний премьер Владимир Владимирович Путин его готовил? Была, видимо, рабочая группа, были согласования в ведомствах, в частности, в МО и ФСБ, и участвовали в этих согласованиях конкретные ответственные должностные лица.
ФСБ сообщила нам, что согласование стало возможным благодаря представленным ею документам, подтверждающим участие российских военнослужащих в боевых действиях. О роли Министерства обороны в подготовке законопроекта можно судить лишь по тому факту, что вносил его на рассмотрение в обе палаты Федерального собрания статс-секретарь Министерства обороны Николай Александрович Панков.

Так или иначе, но законопроект был подготовлен и внесен в Госдуму. При этом автор законопроекта, Правительство РФ, сообщило депутатам ГД и членам СФ специальную информацию, которая содержится в Пояснительной записке и в Финансово-экономическом обосновании к проекту закона. Там указано точное количество граждан, которых может коснуться этот закон - 23520 человек, приведены расчеты предполагаемых затрат из бюджета. Данная информация предоставлялась в контексте поручения Президента и преподносилась как изменение " в части отнесения к ветеранам боевых действий военнослужащих, выполнявших обязанности военной службы в условиях вооруженного конфликта на территории Республики Таджикистан". В таком виде и с учетом такой предоставленной информации и был принят Федеральный закон. Более того, именно в таком "благородном" виде он был представлен российскому обществу в средствах массовой информации.

Пришло время исполнять Закон, и "вдруг" появились вопросы. Пограничники не могут найти в архивах тех самых документов о "боевых действиях", которыми, якобы, располагала ФСБ. Министерство обороны, будто застигнутое врасплох и не понимающее, что делать, сначала выдает удостоверения на основании архивных справок о службе в воинских частях, личный состав которых привлекался и выполнял задачи в условиях вооруженного конфликта в Республике Таджикистан. Потом, "вдруг", меняет свою тактику - вводит требования о предоставлении документов, подтверждающих "непосредственное участие военнослужащего в боевых действиях". Причем, в ответах на обращение граждан, Министерство обороны признает, что такие документы в тот период не оформлялись и военнослужащим МО РФ не выдавались.

И МО и ФСБ заявляют о своем строгом и буквальном исполнении ФЗ-307, в согласовании которого сами принимали участие. Перенаправляют взоры опешивших ветеранов вооруженного конфликта на законодательные органы, как на источник возникших злоключений ветеранов, а МО прямо заявляет о необходимости внести изменения в федеральный закон.

Депутаты же Государственной Думы и члены Совета Федерации делают "круглые глаза" и, не понимая, в чем проблема, шлют запросы в Государственные органы.

Президент РФ пока молчит, а его Администрация занимается функциями Главпочтамта, сортируя и перенаправляя обращения ветеранов во всевозможные инстанции.

Главная военная прокуратура не находит причин для реагирования: по ее мнению, все чиновники действуют "в рамках своих полномочий".

Между тем, даже не проведена проверка, по результатам которой могло быть возбуждено административное или даже уголовное дело. Например, по статье 287 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность, в том числе, за "предоставление заведомо неполной либо ложной информации Совету Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации".

Не важно, что санкции, предусмотренные этой статьей, смехотворные для чиновников. Важно, чтобы были наказаны виновные в нынешних мытарствах ветеранов - защитников Отечества.

Write a comment

Comments: 2
  • #1

    Ветеран (Thursday, 21 March 2013 09:17)

    Проститутки в главной военной прокуратуре

  • #2

    Андрей (Saturday, 22 February 2014 19:09)

    пока за два года из подольского архива смог получить только подтверждение, что в мае 1994г. снят с довольствия с кулябском полку.
    Значит ел, и, по-видимому, какал. В перерыве между приступами сна.

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАГРАДЫ ФОНДА "ЕДИНСТВО"

"УНЕСЕННОЕ  ВЕКОМ"

Воспоминания о Таджикистане Марата Яновича ХАКЕЛА.

30-е годы, Великая Отечественная война, развитие Таджикской ССР, Нурекская ГЭС... Гражданская война в Таджикистане... Все эти события прошли перед глазами Марата Яновича. О них он с поразительной точностью, подробно рассказывает в своих мемуарах. Любовь к родной земле, к таджикскому народу, которому посвятил всю свою жизнь, восхищение природной красотой этого края красной нитью связывают его рассказы.

За попранные клятвы и гербы не нам краснеть - вглядитесь в наши лица...

Фотограф Дмитрий Беляков выполнил более 40 художественных портретов бывших секретных сотрудников из различных отрядов Советского и Российского Спецназа, прошедших Афганистан, Чечню, а также участвовавших в известных антитеррористических операциях в Москве, в театре на Дубровке и во время Бесланских событий. Все портреты снимались в условиях студии, с постановочным светом, на чёрно-белую плёнку, на классическую, среднеформатную, механическую камеру Хассельблад.

СМОТРЕТЬ ФОТО

Яндекс.Метрика