Обращение в ГВП полковника В.Н.КРЮКОВА

Заместителю

Генерального прокурора

Российской Федерации –

Главному военному прокурору

 Государственному советнику

Юстиции 1 класса

 Фридинскому С.Н.

 

ОБРАЩЕНИЕ

 

 

Уважаемый Сергей Николаевич!

           

Зная Вашу принципиальную позицию в отношении зашиты прав военнослужащих, обращаюсь к Вам по вопросу выдачи удостоверений участников боевых действий лицам, привлекавшимся и выполнявшим задачи в условиях вооруженного конфликта в Республике Таджикистан в периоды  сентябрь - ноябрь 1992 года; февраль 1993 года - декабрь 1997 года.


С марта 1993 года я проходил службу в 201 мсд в должности начальника оперативного отделения - заместителя начальника штаба, а с 1995г. и до замены во внутренний округ в 1999 г. – в должности начальника штаба - заместителя командира 201 мсд.


По существу вопроса могу пояснить следующее.


11 апреля 2011 г. в Государственной Думе был зарегистрирован и передан для рассмотрения законопроект № 528777-5 «О внесении изменений в Федеральный Закон «О ветеранах» (в части отнесения к ветеранам боевых действий военнослужащих, выполнявших обязанности военной службы в условиях вооруженного конфликта на территории Республики Таджикистан)».


В Пояснительной записке к данному законопроекту сказано:

«Проект федерального закона подготовлен во исполнение поручения Президента Российской Федерации проработать вопрос распространения статуса ветеранов боевых действий на военнослужащих, выполнявших задачи по установлению мира и поддержанию правопорядка в зонах вооруженных конфликтов в 90-х годах прошлого столетия (№ Пр-2494 от 19 сентября 2009 г.).

 

Суть вооруженного конфликта заключалась в вооруженном противостоянии  Правительства Республики Таджикистан и Объединенной таджикской оппозиции.


Участие  Российских силовых структур в вооруженном конфликте заключалось в выполнении задач по охране и обороне государственной границы, военных и промышленных объектов, сопровождении колонн с беженцами и гуманитарной помощью,  недопущению (в рамках своей компетенции) разрастания масштабов конфликта, при безусловном соблюдении принципа «невмешательства в дела суверенного государства».


Зоной вооруженного конфликта являлась территория всей Республики Таджикистан, за исключением Ленинабадской ( с 2000 г. Согдийской) области (кроме периода вторжения вооруженной группировки полковника М.Худойбердыева).


Перечень частей, привлекавшихся и выполнявших задачи в условиях вооруженного конфликта определялся директивами соответствующих министерств.


Управление войсками при выполнении задач осуществлялось отдачей боевых распоряжений как в письменной, так и в устной форме.

  

В ходе выполнения задач, в зоне вооруженного конфликта в Республике Таджикистан, военнослужащие с честью выполнили свой воинский долг, проявили при этом мужество, смелость и героизм, за что многие из них были награждены государственными наградами.


В соответствии с имеющимися в тот период инструкциями, в учетных документах личного состава производилась запись о том, что военнослужащий привлекался и принимал участие в выполнении задач в зоне вооруженного конфликта в Республике Таджикистан.


С получением разъяснения ГВП от 9 апреля 2012 г. № К/416 выдача удостоверений уполномоченными комиссиями была практически прекращена. Обязательным условием стало «подтверждение факта непосредственного участия в боевых действиях» т.е. формулировки, которая появилась только в 2000 году.


Термин «боевые действия» в рассматриваемый период при ведении документов не применялся ввиду политической целесообразности.


 Учитывая, что период вооруженного конфликта в Республике  Таджикистан (сентябрь - ноябрь 1992 года; февраль 1993 года - декабрь 1997 года) в федеральном законе Российской Федерации от 7 ноября 2011 г №307-ФЗ определен как «боевые действия», а сам закон принимался во исполнение поручения Президента Российской Федерации о распространении статуса ветеранов боевых действий на военнослужащих, выполнявших задачи по установлению мира и поддержанию правопорядка в зонах вооруженных конфликтов в 90-х годах прошлого столетия (№ Пр-2494 от 19 сентября 2009 г.), основанием для выдачи удостоверения участника боевых действий должна являться запись в учетных документах  о выполнении военнослужащим задач в зоне вооруженного конфликта в Республике Таджикистан.


В 1992 году, ввиду тяжелого положения, сложившегося в связи с недостатком личного состава в Российских частях, дислоцированных в Таджикистане,  решением Председателя правительства Российской Федерации, для их поддержки  были привлечены подразделения ВДВ.

Так как поддерживающие подразделения  выполняют задачи самостоятельно, то и прикомандирование их к каким-либо частям на территории Республики Таджикистан не производилось. На  котловое довольствие они зачислялись на основании продовольственного аттестата, в котором указывался старший от подразделения и сколько с ним человек.


Для личного состава Воздушно-десантных войск, командированных для выполнения задач в зоне вооруженного конфликта в Республике Таджикистан в сентябре-ноябре 1992 года, основанием для выдачи удостоверения участника боевых действий должен являться подтвержденный факт его откомандирования из части в зону вооруженного конфликта.

 

Поиски доказательной базы «непосредственного участия в боевых действиях» могут вызвать нежелательный международный политический резонанс.


С уважением,

Полковник запаса                                                         В.Крюков

 

Обращение в ГВП Н.ШРАМКО

В ГЛАВНУЮ ВОЕННУЮ ПРОКУРАТУРУ РФ

от гражданина ШРАМКО

НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА,

(личные данные)

 

 

ОБРАЩЕНИЕ


В связи с направлением в адрес Главного военного прокурора С.Фридинского  по моему обращению депутатского запроса депутата Государственной Думы РФ В.В.Жириновского от 04.07.2012 г.   в качестве дополнения и пояснения

 

СООБЩАЮ СЛЕДУЮЩЕЕ:

 

11 апреля 2011 г. в Государственной Думе был зарегистрирован и передан для рассмотрения законопроект № 528777-5 «О внесении изменений в Федеральный Закон «О ветеранах» (в части отнесения к ветеранам боевых действий военнослужащих, выполнявших обязанности военной службы в условиях вооруженного конфликта на территории Республики Таджикистан)».


В Пояснительной записке к данному законопроекту сказано:


«Проект федерального закона подготовлен во исполнение поручения Президента Российской Федерации Д.А.Медведева проработать вопрос распространения статуса ветеранов боевых действий на военнослужащих, выполнявших задачи по установлению мира и поддержанию правопорядка в зонах вооруженных конфликтов в 90-х годах прошлого столетия (№ Пр-2494 от 19 сентября 2009 г.).

 

…В ходе выполнения боевых задач на территории Республики Таджикистан военнослужащие с честью выполнили свой воинский долг, проявили при этом мужество, смелость и героизм, за что многие из них были награждены государственными наградами.

 

…К выполнению боевых задач было привлечено 33,6 тыс. военнослужащих (из Минобороны России 26,6 тыс. человек; из ФСБ России - 7 тыс. человек), из них 30% являются участниками боевых действий в Афганистане и на территории Северо-Кавказского региона. 23520 человек такого статуса не имеют».

 

Из  текста поручения Президента, названия законопроекта, из документов, сопровождавших принятие этого закона в Государственной  Думе и Совете Федерации, из сообщений в государственных средствах массовой  информации следует, что выполнение  обязанностей военной службы в условиях вооруженного конфликта  на территории Республики Таджикистан  отнесено к боевым действиям.


7 ноября 2011 года Президент РФ Д.Медведев подписал Федеральный закон № 307-ФЗ «О внесении изменения  в Федеральный закон «О ветеранах», в  соответствие с которым  в раздел III приложения  к данному закону внесена позиция следующего содержания: «Боевые действия в Республике Таджикистан: сентябрь-ноябрь 1992 года; с февраля 1993 года по  декабрь 1997 года». ФЗ-307 вступил в силу с 1 января 2012 года.


С вступлением в силу ФЗ-307 граждане, выполнявшие задачи в зоне вооруженного конфликта в Республике Таджикистан в указанные в законе периоды, стали обращаться в полномочные органы для оформления удостоверений ветерана боевых действий (УВБД).  Практически у всех граждан в военных билетах и в личных делах имеются надлежащим образом оформленные записи о «выполнении задач в зоне вооруженного конфликта и при чрезвычайном положении в Республике Таджикистан».


В связи с существующим ведомственным разграничением  военнослужащих Пограничной службы ФСБ РФ и Министерства обороны РФ,  далее анализ действий данных структур по реализации  Федерального закона  «О ветеранах» с учетом изменений, внесенных ФЗ-307, целесообразно провести отдельно по каждому ведомству.


По линии ФСБ РФ


С самого начала кадровые органы ФСБ, входящие в состав полномочных Комиссий, заняли строгую позицию: признавать ветеранами боевых действий только тех граждан, которые смогут документально подтвердить факт своего непосредственного участия в боевых действиях. В  своих ответах на обращения граждан представители ФСБ, в частности, указывают:


«… Факт предоставления военнослужащим дополнительных гарантий и компенсаций, установленных Законом Российской Федерации от 21 января 1993 г. № 4328-1 «О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи по защите конституционных прав граждан в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах», к Федеральному закону «О ветеранах» отношения не имеет и не является основанием для признания их участниками боевых действий.


     Кроме того, не может служить подтверждением участия в боевых действиях льготное исчисление выслуги лет для назначения пенсий, предусмотренное постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. № 941, для лиц, выполнявших задачи по поддержанию правопорядка, охране и обороне важных государственных объектов на территории Республики Таджикистан в условиях военного конфликта, а также выполнявших в Республике Таджикистан задачи по охране конституционных прав граждан в районах чрезвычайного положения, поскольку в Федеральном законе «О ветеранах» речь идет именно о боевых действиях». (Приложение №1).


Аргументы воинских начальников, командовавших в те годы частями пограничных войск в Таджикистане, аргументы самих граждан о том, что в делопроизводстве воинских частей в тот период не употреблялся термин «боевые действия», официальные ответы из Центрального  Пограничного Архива ФСБ РФ, подтверждающие эти аргументы,  в счет Комиссиями при ФСБ не берутся.


В этой связи показателен  ответ из ЦПА ФСБ РФ майору А.А.Приказчикову.  Упомянув в архивной справке выписку из представления к награждению медалью «За отвагу» с описанием  непосредственного участия в бою майора А.А.Приказчикова,  Архив, тем не менее, делает заключение:


«Сведений о ранениях и контузиях, о фактическом участии в боевых действиях на территории Республики Таджикистан в личном деле майора Приказчикова Андрея Анатольевича не имеется". (Приложение №2).


По  известной участникам Фонда информации по линии ФСБ в настоящее время выдано всего около 200 удостоверений ВБД.


По линии Министерства обороны РФ


Министерство обороны организовало свою работу по реализации ФЗ-307 путем  оформления документов для направления в уполномоченные Комиссии для граждан, уволенных с военной службы и пребывающих в запасе, - через отделы военных комиссариатов по месту жительства, для военнослужащих, находящихся на действительной военной службе, - через кадровые подразделения по месту службы.


Первоначально для оформления документов для направления в комиссию требовалось предоставление архивной справки о прохождении в  указанный в ФЗ-307 период военной службы в  воинских частях МО РФ на территории Республики Таджикистан.


В архивных справках, полученных из Центрального Архива Министерства обороны  РФ (ЦА МО РФ),  указывалось, что конкретный гражданин проходил в соответствующий период военную службу в воинской части, входящей в Перечень  соединений, воинских частей и организаций ВС РФ, принимавших участие и привлекаемых к выполнению задач в зоне вооруженного конфликта в Республике Таджикистан, утвержденный соответствующей Директивой Генерального штаба.


Кроме того, в пакет документов для направления в Комиссию входили копии военных билетов и выписки из личных дел, подтверждающих военную службу и непосредственное выполнение гражданином задач в условиях вооруженного конфликта в Республике Таджикистан.


На основании именно этих документов не большому, но все же значительному числу граждан  уполномоченными Комиссиями были выданы удостоверения ветерана боевых действий.


Затем, в апреле текущего года, по непонятным причинам, уполномоченная Центральная Комиссия при МО РФ приняла решение приостановить выдачу удостоверений ВБД на основании ранее затребованных документов, одновременно предъявив новые требования к предоставляемому на рассмотрение в Комиссии пакету документов. Согласно новым требованиям, гражданин обязан предоставить в уполномоченную Комиссию реализованный наградной материал, справки о ранениях и контузиях, иные документы, подтверждающие непосредственное участие гражданина в боевых действиях. (Приложение №3)


В этой связи необходимо отметить, что реализованный наградной материал, справки о ранениях, контузиях являются документами, указывающими на исключительный характер (отличие или ущерб здоровью) участия военнослужащего в боевых действиях, и  их наличие не может быть обязательным для каждого военнослужащего, принимавшего участие в боевых действиях.


В других же документах, предусмотренных законодательством  для подтверждения непосредственного участия в боевых действиях термин «боевые действия» не указывался. Так же, как и в частях пограничных войск, термин «боевые действия» не использовался в делопроизводстве воинских частей МО РФ, выполнявших задачи в тот период на территории Республики Таджикистан. Этот факт подтверждается и Архивными справками, и заявлением самой Центральной Комиссии:


«...Анализ поступающих в специально созданные в Минобороны России комиссии по рассмотрению обращений для оформления и выдачи удостоверений ветерана боевых действий документов показал, что военнослужащие и специалисты, направленные в Республику Таджикистан в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 27 июля 1993 года № 1144 "О мерах по урегулированию конфликта на таджикско-афганской границе и общей нормализации обстановки на границах Российской Федерации", выполняли специальные задачи в зоне вооруженного конфликта в Республике Таджикистан, которые не отражались в документах личного состава как ведение боевых действий». (Приложение №4).


В этой связи показательным является ответ (Архивная справка) из ЦА МО РФ на запрос полковника запаса И.Н.Андреева, в котором он подробно излагает обстоятельства боевой операции, которые были занесены в исторический формуляр полка и опубликованы в свободных источниках. Архивная справка на основании имеющихся на хранении в ЦА МО РФ материалов  предоставляет весьма скудные данные об операции, и в то же время подтверждает, что сведений о фактическом участии в боевых действиях (боевой операции) конкретных военнослужащих не имеется. (Приложение №5).


Тем не менее, уполномоченная Центральная Комиссия Министерства обороны  РФ приняла решение встать на позицию необходимости предоставления гражданином документов, подтверждающих его непосредственное участие в «боевых действиях». (Приложение №6).


В настоящее время точное количество выданных УВБД  по линии МО РФ не известно. Поступившие на рассмотрение Комиссий  заявления граждан после введения новых требований в подавляющем большинстве возвращаются заявителям с отказом в выдаче УВБД на основании непредставления ими документов, подтверждающих их непосредственное участие в «боевых действиях».


В связи со сложившейся ситуацией с реализацией ФЗ-307 необходимо отметить следующее.


В законодательстве РФ толкование термина  "боевые действия"  не закреплено в качестве отдельной правовой нормы.


Тем же Федеральным законом «О ветеранах» боевыми действиями признаны (см. Раздел III  Приложения к данному закону):


 - выполнение задач в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике и на прилегающих к ней территориях Российской Федерации, отнесенных к зоне вооруженного конфликта: с декабря 1994 года по декабрь 1996 года;


- выполнение задач в ходе контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона: с августа 1999 года;


- выполнение задач по обеспечению безопасности и защите граждан Российской Федерации, проживающих на территориях Республики Южная Осетия и Республики Абхазия: с 8 по 22 августа 2008 года.


Кроме того, Приложение к Федеральному закону «О ветеранах» - Перечень государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации  – определяет лишь географическое положение и временной период событий – боевых действий. Приложение не призвано закреплять  тот или иной термин в качестве правовой нормы.


Между тем, Министерство юстиции РФ в своем письме № 1187-ЭР от 23.02.2000 г. при подготовке законопроектов  предлагает руководствоваться следующим:


"3.25. Термины должны употребляться в проекте только в одном значении в соответствии с общепринятой терминологией. При использовании понятий следует исходить из общепринятых определений, содержащихся в словарях. Для обозначения одних и тех же понятий должны использоваться одни и те же термины.

Если термины, используемые в законопроекте, имеют несколько смыслов или смысл, отличающийся от обычного, в тексте проекта следует указать, какой смысл придается термину, с тем, чтобы обеспечить правильное толкование закона".

(http://www.bestpravo.ru/rossijskoje/vg-dokumenty/z2k.htm).


В "Словаре военных терминов" термину "боевые действия" придается следующее значение:


"- организованные действия частей, соединений, объединений всех видов ВС при выполнении поставленных боевых задач. Основные виды Б. д. — наступление и оборона. Они ведутся в форме операций, сражений, боёв и ударов на земле, в воздухе и па море".

(Словарь военных терминов. — М.: Воениздат. Сост. А. М. Плехов, С. Г. Шапкин.. 1988.)


В модельном законе "О военных ветеранах", принятом 07.12.2002 г. Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ, в которую входит и Российская Федерация, дается следующее определение термина "боевые действия":


"Боевые действия - выполнение поставленных боевых задач частями, соединениями, объединениями всех видов вооруженных сил, министерства обороны и иных министерств и ведомств, в которых предусмотрена военная служба, а также подразделениями органов внутренних дел, выполняющими задачи в районе боевых действий (Статья 4. Основные понятия и термины, используемые в Законе).


В Пояснительной записке к данному Закону сказано:


"Положения настоящего Законопроекта призваны стать основой для разработки и принятия законодательных и иных нормативных правовых актов, регламентирующих вопросы социальной защиты военных ветеранов, военнослужащих и членов их семей.

При подготовке законопроекта учтены нормы международных правовых актов, регулирующие отношения в данной сфере.

...Законопроект подготовлен Комитетом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации  по делам ветеранов при содействии профильных комитетов национальных парламентов, Штаба по координации военного сотрудничества государств - участников  СНГ, Координационной службы Совета командующих Пограничными войсками государств - участников  СНГ".

(http://www.iacis.ru/html/?id=22&pag=149&nid=1)


Таким образом, из представленных документов следует, что "боевые действия" это - выполнение поставленных боевых задач частями, соединениями, объединениями всех видов вооруженных сил, министерства обороны и иных министерств и ведомств, в которых предусмотрена военная служба.


Если  рассматривать примененный в ФЗ-307 термин «боевые действия» в  контексте с  Поручением Президента, Пояснительной запиской и другими сопроводительными документами к законопроекту, а также в соответствие с толкованием, которое дано этому термину в указанном выше модельном законе, то никаких препятствий для реализации ФЗ-307 не возникает.


Однако Министерство обороны считает, что изменение ведомственной Инструкции на позицию «предоставление документов, подтверждающих выполнение задач в условиях вооруженного конфликта и при чрезвычайном положении» приведет к противоречию этой инструкции Федеральному закону о «О ветеранах».


В крайнем ответе, направленном начальником ГУК МО РФ генерал-лейтенантом Горемыкиным  одному из ветеранов вооруженного конфликта в Республике Таджикистан – Александру Перфильеву - уже говорится следующее:


«Одновременно сообщаю, что внесение изменений в Федеральный закон "О ветеранах" в части, касающейся изменения позиции "боевые действия в Республике Таджикистан" на позицию "выполнение задач в условиях вооруженного конфликта в Республике Таджикистан", Главным управлением кадров Минобороны России в целом поддерживается».


Необходимо также отметить, что требование предоставить  документы, подтверждающие непосредственное участие в боевых действиях, как минимум, неоднозначно. Этого требования нет ни в Федеральном законе «О ветеранах» и приложениях к нему, ни в Инструкции Министерства труда (ПОСТАНОВЛЕНИЕ Минтруда РФ от 11.10.2000 N 69 "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИНСТРУКЦИИ О ПОРЯДКЕ И УСЛОВИЯХ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ И ЛЬГОТ ВЕТЕРАНОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, ВЕТЕРАНОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ, ИНЫХ КАТЕГОРИЙ ГРАЖДАН, УСТАНОВЛЕННЫХ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ "О ВЕТЕРАНАХ"). В последней говорится лишь об «участии в боевых действиях». Зато оно появилось в инструкциях ФСБ и МО РФ.


Что такое «боевая задача»?


Боевая задача


        задача, поставленная старшим начальником соединению, части, подразделению для достижения определённой цели к установленному сроку. Содержание Б. з. зависит: от вида боевых действий; возможного применения противником оружия массового поражения; сил, состава и характера действий противника; состава своих сил и средств и боеспособности соединения (части, подразделения); условий местности, состояния погоды и др. В наступлении, например, Б. з. заключается в уничтожении основных сил противника в определённой полосе на установленную глубину и в овладении назначенным рубежом или районом, в обороне — в уничтожении наступающего противника и удержании определённых опорных пунктов или районов местности.

         До исполнителей Б. з. доводится в письменном или устном боевом приказе (См. Боевой приказ), отдельным боевым распоряжением или вручением исполнителю карты-приказа. В подразделениях Б. з. подчинённым объявляется устно лично командиром и, как правило, на местности. Б. з. является основой для определения характера и способов боевых действий, организации взаимодействия и обеспечения управления войсками в бою. Командир, получивший Б. з., уясняет её, чтобы отчётливо представить себе замысел старшего начальника и роль, которую части, подразделению предназначено сыграть в достижении цели предстоящих боевых действий. Выполнение Б. з. служит основным критерием для оценки действий войск.

        П. И. Сироткин.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

 

Как можно доказать выполнение боевой задачи, которая конкретному военнослужащему  ставилась устно? Если нет наградного листа, справки о ранении и при отсутствии документов, подтверждающих  вообще само существование той или иной задачи?!

 

В рамках правового поля можно говорить лишь об официально объявленных боевых задачах, которые ставились соединениям, воинским частям и обязательно с учетом политических реалий того времени и специфики участия российских войск в вооруженном конфликте.  Предлагаю воспользоваться одним из открытых источников: «Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века», Р-МЕДИА, Москва 2003:

 

«За время проведения миротворческой операции Коллективные миротворческие силы решили следующие задачи:

            - осуществили разделение конфликтующих сторон, обеспечили стабильность в регионе (патрулирование осуществлялось в Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе) и межтаджикский переговорный процесс;

            - обеспечили в повседневном режиме эшелонированную поддержку погранзастав на Курган-Тюбинском и Кулябском направлениях;

            - содействовали пропуску, приему и сопровождению до 7000 беженцев с территории Афганистана через КПП Нижний Пяндж, Ишкашим и Хайратон (Республика Узбекистан);

            - обеспечили охрану и оборону важных объектов (Нурекская ГЭС, аэропорт в Душанбе, нефтепроводы, склады с оружием и боеприпасами: всего более 40 объектов, 16 из которых охранялись постоянно);

            - совместно с Группой Погранвойск РФ в Республике Таджикистан отразили вооруженные попытки экстремистов прорваться через границу Республики Таджикистан с территории Афганистана;

            - осуществили переправку через границу и сопровождение вглубь страны более 300 боевиков, сложивших оружие (сопровождение осуществлялось по маршрутам №1 - Нижний Пяндж - Джиргаталь и №2 - Ишкашим - Ванч);

            - перевезли более 40 тыс. пассажиров (из них около 8 тыс. беженцев), более 1000 тонн гуманитарных грузов;

            - осуществили 23 252 самолето-вылета с общим налетом 12 733 часа;

            - разминировали 25 км дорог, ликвидировали 103 минных поля, групп и узлов заграждений, обнаружили и уничтожили 141 205 взрывоопасных предметов.

Помимо этого командование Коллективных миротворческих сил активно содействовало переговорному процессу между конфликтующими сторонами».

 

Объяснение же политических реалий того времени дано в следующем фрагменте интервью  представителя высшей государственной власти РФ в Таджикистане – Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ в РТ Евгения Владимировича Белова:

 

«…Межтаджикское урегулирование – это сложный и многомерный процесс, на который оказывают влияние внутренние и внешние, политические, экономические, военные и иные факторы. Именно поэтому, рассматривая роль России в политическом урегулировании, нельзя абстрагироваться от военного присутствия РФ в РТ, вокруг которого было очень много дискуссий и они продолжаются. Российских военных обвиняли в прямом вмешательстве в вооруженный конфликт.

 

Как нам представляется, при рассмотрении этой проблемы необходимо иметь в виду целый ряд обстоятельств.

 

201-я мотострелковая дивизия не вводилась в Таджикистан во время конфликта, она уже не один год находилась на территории республики. Поэтому вопрос о вмешательстве с этой точки зрения неправомерен. Кроме того, в дивизии служили граждане Таджикистана, не все из которых во время конфликта остались в стороне, тем более что речь шла об акциях по насильственному захвату боевиками оружия, боеприпасов, военной техники, по физическому уничтожению солдат и офицеров. НИКАКИХ ПРИКАЗОВ ИЗ МОСКВЫ ОБ УЧАСТИИ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ В ХОДЕ КОНФЛИКТА НЕ ПОСТУПАЛО...

 

В ходе вооруженных столкновений 201-я мсд сыграла роль своего рода ограничителя масштабов кровопролития, она своим присутствием не позволила экстремистским силам распространить войну на всю территорию республики.

 

В последующем российское военное присутствие также являлось фактором, препятствующим расширению боевых действий между правительственными войсками и Объединенной таджикской оппозицией на другие регионы республики…

 

Находясь в Таджикистане, российские военные не остаются в стороне от наиболее острых проблем, с которыми сталкивается республика. Они активно участвуют в транспортировке гуманитарных грузов, оказывают помощь беженцам, а также русскому населению, находящемуся в очень тяжелом положении…»

 

Федеральная служба безопасности и Министерство обороны РФ фактически требуют от граждан предоставления доказательств их личного и непосредственного участия в боестолкновениях, в каких-либо операциях или мероприятиях с применением оружия и, следовательно, с последствиями таких мероприятий военного характера. При отсутствии документальных подтверждений гражданам предлагается в судебном порядке, в том числе и с привлечением свидетельских показаний, доказывать такое свое непосредственное участие.

 

В этой связи хочу спросить у Вас, военных прокуроров:


1.Распространяется ли примененная в ФЗ-307 формулировка «боевые действия» на все факты «боевых действий» при выполнении в Республике Таджикистан в указанные периоды  российскими военнослужащими боевых задач, в том числе, ставившихся устно? Распространяется ли эта формулировка на все факты их участия в тех или иных мероприятиях военного характера?

Где это закреплено в законах РФ?


2. Означает ли данная формулировка автоматическое освобождение от ответственности за участие во всех фактах «боевых действий», в том числе, при выполнении боевых задач, доведенных до исполнителей в устных приказах? При том, что нигде, ни в одном архиве документальных подтверждений о факте постановки таких боевых задач не найти?

В каком законодательном акте закреплены такие гарантии?


3. Распространяется ли провозглашенная законом Республики Таджикистан амнистия для участников вооруженного конфликта на лиц из состава Группы погранвойск РФ в РТ, частей МО РФ, в том числе, входивших в состав Коллективных миротворческих сил СНГ  в Республике Таджикистан?

 

Поясню свои вопросы.  Допустим, имели место факты такого участия российских военнослужащих в БД: (в общедоступном варианте описание опускаю – Н.Ш.)

 

Целесообразно ли и безопасно ли (для них самих же!) этим гражданам доказывать сейчас в суде такой факт своего участия в БД? Не буду кривить душой, но у всех военнослужащих на памяти так называемое «дело капитана Ульмана»…

 

 Учитывая, что, возможно, граждане не принимали на себя обязательств по неразглашению сведений, их вопрос может быть рассмотрен в суде обычным порядком, в открытом заседании. Независимо от решения суда, данный факт станет доступным  для средств массовой информации. Кто-нибудь оценивал политические последствия такого рода информации, с учетом нынешних морально-психологических условий пребывания в Таджикистане 201-й российской военной базы?

 

Возможно, понимая именно такие  последствия существующего исполнения ФЗ-307, Министерство обороны РФ уже практически заявляет о необходимости внесения изменений в этот закон. Так, в недавно полученном мною ответе ВРИО начальника Главного управления по работе с личным составом Минобороны России М.Смыслов пишет:

       «…Таким образом, в настоящее время для выдачи удостоверения военнослужащим, направлявшимся в Республику Таджикистан, необходимы документы, подтверждающие факт участия в боевых действиях при исполнении служебных обязанностей в Республике Таджикистан.

При этом военнослужащие, направлявшиеся в Республику Таджикистан, выполняли задачи в зоне вооруженного конфликта и условиях чрезвычайного положения. В связи с этим документы, подтверждающие участие военнослужащих в боевых действиях при исполнении служебных обязанностей в Республике Таджикистан, Минобороны России не оформлялись и военнослужащим не выдавались (исключением являются наградные листы, представления к награждению государственными наградами и наградами Минобороны России, боевые донесения, справки о ранениях, содержащие сведения об участии в боевых действиях).

Для реализации прав военнослужащих, направлявшихся для выполнения задач в Республику Таджикистан, необходимо внести изменения в Федеральный закон «О ветеранах»…


В заключение хочу коснуться также вопроса об обстоятельствах, способствовавших возникновению конфликтной ситуации с исполнением ФЗ-307.

 

 На всех уровнях власти заявляют о необходимости соблюдать закон. В средствах массовой информации сетуют на то, что законы не выполняются.


А давайте посмотрим на то, как эти законы готовятся и как принимаются.
Автором ФЗ-307, как выясняется - злополучного закона, является Правительство Российской Федерации. Но не сам ведь тогдашний премьер Владимир Владимирович Путин его готовил? Была, видимо, рабочая группа, были согласования в ведомствах, в частности, в МО и ФСБ, и участвовали в этих согласованиях конкретные ответственные должностные лица.


ФСБ сообщила нам, что согласование стало возможным благодаря представленным ею документам, подтверждающим участие российских военнослужащих в боевых действиях. О роли Министерства обороны в подготовке законопроекта можно судить лишь по тому факту, что вносил его на рассмотрение в обе палаты Федерального собрания статс-секретарь Министерства обороны Николай  Александрович  Панков.


 Так или иначе, но законопроект был подготовлен и внесен в Госдуму. При этом автор законопроекта, Правительство РФ, сообщило депутатам ГД и членам СФ специальную информацию, которая содержится в Пояснительной записке и в Финансово-экономическом обосновании к проекту закона. (В соответствие с законодательством и регламентом законодательных органов, данные документы являются обязательными при внесении на рассмотрение подобных законопроектов, следовательно, информацию, содержащуюся в них, можно рассматривать как затребованную Государственной Думой и Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации). Там указано точное количество граждан, которых может коснуться этот закон - 23520 человек, про которых сказано, что они «были привлечены к выполнению боевых задач», приведены расчеты предполагаемых затрат из бюджета. Данная информация предоставлялась в контексте поручения Президента и преподносилась как изменение "в части отнесения к ветеранам боевых действий военнослужащих, выполнявших обязанности военной службы в условиях вооруженного конфликта на территории Республики Таджикистан". В таком виде и с учетом такой предоставленной информации и был принят Федеральный закон. Более того, именно в таком "благородном" виде он был представлен российскому обществу в средствах массовой информации. В данном случае я не буду касаться благоприятных политических последствий для определенной политической организации принятия ФЗ-307 накануне выборов в ГД и Президента РФ.

 

Пришло время исполнять Закон, и "вдруг" появились вопросы. Пограничники не могут найти в архивах тех самых документов о "боевых действиях", которыми, якобы, располагала ФСБ. Министерство обороны, будто застигнутое врасплох и не понимающее, что делать, сначала выдает удостоверения на основании архивных справок о службе в воинских частях, личный состав которых привлекался и выполнял задачи в условиях вооруженного конфликта в Республике Таджикистан. Потом, "вдруг", меняет свою тактику - вводит требования о предоставлении документов, подтверждающих "непосредственное участие военнослужащего в боевых действиях". Причем, в ответах на обращение граждан, Министерство обороны признает, что такие документы в тот период не оформлялись и военнослужащим МО РФ не выдавались.

 

И МО и ФСБ заявляют о своем строгом и буквальном исполнении ФЗ-307, в согласовании которого сами принимали участие. Перенаправляют взоры опешивших ветеранов вооруженного конфликта на законодательные органы, как на источник возникших злоключений ветеранов, а МО прямо заявляет о необходимости внести изменения в федеральный закон.

 

Депутаты же Государственной Думы и члены Совета Федерации делают "круглые глаза" и, не понимая, в чем проблема, шлют запросы в Государственные органы.

 

Президент РФ пока молчит, а его Администрация занимается функциями Главпочтамта, сортируя и перенаправляя обращения ветеранов во всевозможные инстанции.


Главная военная прокуратура не находит причин для реагирования: по ее мнению, все чиновники действуют "в рамках своих полномочий". (Так следует из ответа мне из Военной прокуратуры Центрального военного округа).

Между тем, даже не проведена проверка, по результатам которой могло быть возбуждено административное или даже уголовное дело. Например, по статье 287 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность, в том числе, за "предоставление заведомо неполной либо ложной информации Совету Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации".

Не важно, что санкции, предусмотренные этой статьей, смехотворные для чиновников. Важно, чтобы были наказаны виновные в нынешних мытарствах ветеранов - защитников Отечества.


Сообщаю также, что сведения, предоставленные мною в этом обращении, частично были опубликованы и могут быть также опубликованы мною в полном объеме в средствах массовой информации. Ответ ГВП на мое обращение, так же? как и ответы должностных лиц других государственных органов, будет опубликован мною в средствах массовой информации.

 

Теперь, что касается меня лично. Направляю Вам копии моих личных документов (военный билет, архивные справки, копии послужного списка). Могу сообщить, что в период своей службы в Республике Таджикистан строго и неуклонно выполнял возложенные на меня Воинской Присягой и Уставами Вооруженных Сил обязанности, добросовестно выполнял приказы и поручения вышестоящих командиров. При убытии из Таджикистана был поощрен Грамотой командира 201-й Гатчинской дважды Краснознаменной мотострелковой дивизии. К сожалению, большей информации, чем изложена в имеющихся у меня документах, я Вам предоставить не могу. В данном случае я воспользуюсь нормой статьи 51 Конституции РФ:  «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого».

 

ШРАМКО НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

20.08.2012 г.

 

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАГРАДЫ ФОНДА "ЕДИНСТВО"

"УНЕСЕННОЕ  ВЕКОМ"

Воспоминания о Таджикистане Марата Яновича ХАКЕЛА.

30-е годы, Великая Отечественная война, развитие Таджикской ССР, Нурекская ГЭС... Гражданская война в Таджикистане... Все эти события прошли перед глазами Марата Яновича. О них он с поразительной точностью, подробно рассказывает в своих мемуарах. Любовь к родной земле, к таджикскому народу, которому посвятил всю свою жизнь, восхищение природной красотой этого края красной нитью связывают его рассказы.

За попранные клятвы и гербы не нам краснеть - вглядитесь в наши лица...

Фотограф Дмитрий Беляков выполнил более 40 художественных портретов бывших секретных сотрудников из различных отрядов Советского и Российского Спецназа, прошедших Афганистан, Чечню, а также участвовавших в известных антитеррористических операциях в Москве, в театре на Дубровке и во время Бесланских событий. Все портреты снимались в условиях студии, с постановочным светом, на чёрно-белую плёнку, на классическую, среднеформатную, механическую камеру Хассельблад.

СМОТРЕТЬ ФОТО

Леонид ХАБАРОВ. "Дневник "убитого" офицера"
Яндекс.Метрика